Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:52 

Nouvelle Vague
нахуй котов, нахуй губы
дадут бабки - набью себе логотип Новостроек (хуита с моей аватары) на правой икре!!!11!
Пусть меня украшает гений Бликсы Баргельда

@музыка: Apoptygma Berzerk - Cambodia (а вы думали, они самые играют-та??)

@настроение: боевое

@темы: /б/ме

02:31 

Nouvelle Vague
КАК МЕНЯ ВСЕ ЗАЕБАЛИ!!!!11!
У МЕНЯ, БЛЯТЬ, НЕТ НАСТРОЕНИЯ!!!1! МЕНЯ ЗАЕБАЛА МАТЬ!!!11! Я НИКОМУ НИХУЯ НЕ ПОДАРЮ!!!!!111!
И МЕНЯ, БЛЯТЬ, БЕСЯТ СЛОВА ТИПА "КОТИК!!!"

@музыка: Doppelganger - Sins Of October

@темы: НЕНАВИСТЬ!!!111!

19:14 

Nouvelle Vague
походу мои предки на восьмартовские выходные не уедут - я с ума ебанусь!!!!111!!

@музыка: Hearts Of Black Science - Metropolis

@темы: /б/

17:26 

Nouvelle Vague
ебять, как мне нужна баба, умеющая петь!!!11!
и со своим микрофоном!

@музыка: колдвейвчегг

01:53 

Nouvelle Vague
Киберпанк - это не светлое и радостное будушее. Это жизнь в среде китайских чипов, собранных как-попало и кем-попало. И мы в этом живем. Уже. Сегодня. (С) Хихус

@темы: умности

17:22 

Nouvelle Vague
Странно, но почему-то чем больше я привязываюсь к чему-небудь, тем сильнее мне хочется это уничтожить. Это желание не идет ни снаружи, ни изнутри, а как-бы из абсолютно другой плоскости. Иногда хочется вырывать своим близким сердца с криком "Бляя, это не я, ты мне дохуя дорог(а)!!!111!" Творить такой-же пиздец, как в "Заводном апельсине" - спокойно, методично, улыбаясь, под музыку Бетховена.
Особенно тошно стало, когда Ксюша внезапно позвонила утром и сказала "Я хотела позвать тебя погулять, но, пока звонила, передумала" и потому, позже сказала, что гуляла по Пушкинской с кем-то, с кем - история утаивает. И, блять, ревновать абсолютно незачем, и повода нет, и не дорос я еще до таких вершин!
Наверное, это какое-то осознание собственного мудачества. Типа если не мне, то и никому другому. Или как-то так. И в который раз укоряю себя за идиотскую привычку лазить по чужим фоткам, натыкаться на каких-то чуваков и высерать кирпичи, даже и не думая, что у меня на 95% фоточек если нет баб, то есть Мур. Но это же, блять, друзья! К ним ревновать фу! А у других людей друзей небывает... Где-угодно можно искать отсылки к чему-угодно и, главное, находить. И чем глупее, тем лучше!
Особенно, когда чувствуешь себя говном на нижних ступенях социума! Как только разгребусь с банком, надо обязательно куда-небудь на работу влезть, чтоб меньше думать и по интернетам лазить.
Так, чтоб появились деньги на всякую срань. И возможность жрать целыми днями яблоки.
И стать спокойным и счастливым, как долбанный питон.
Круто, правда?
Тогда ЧСВ вырастет обратно, я смогу перестать так париться...

@музыка: Plastique Noire

@настроение: пиздец, а не настроение

@темы: /б/

01:00 

Nouvelle Vague
мне одному кажется, что лезбиянки - это нонсенс, потому что два женских существа не могут стабильно сосуществовать?

@музыка: Ladytron - Cracked LCD (Live In Sofia)

16:46 

Nouvelle Vague
пиздец, бля!

только что осознал, насколько я одиозный долбоеб: вместо того, чтоб поискать зарядку от телефона, нашел USB-зарядку от плеера и заряжаю телефон через нее.
и так уже почти две недели

@музыка: Skinny Puppy - Melt

@темы: /б/

16:00 

Nouvelle Vague
ну вот я, собственно, и вернулся!
и буду долго и уныло нудить...
собсно, мог бы и на пейсиках оставаться, там как-то уютнее дневничек, но меня там палят!

вот, по поводу этого палива и будет мое возвращение!

кто мне объяснит, зачем я вляпался в тян, которая меня старше, у которой есть охуенная работа, замашки хипстера и здоровенное ЧСВ?
конечно, это глупо с ее стороны, доебывать меня на тему "все, хочу семью" через два месяца после знакомства. но меня это поставило на путь раздумий.

как долго можно прикрывать нигилизмом социальную незрелость и неприспособленность?

и сейчас у нее появились какие-то дела в центре...
как-то глупо обидно.
особенно, после того, что она мне рассказала в пятницу!

хуле, сам виноват, в следующий раз обязательно отморожусь, когда симпатичная тян предложит мне в метро чаю попить

@музыка: небыдлоэлектронная

@настроение: смутное

@темы: /б/, /ЕОТ/

17:51 

Nouvelle Vague
ЕБАНЫЙ СНЕГ!!!
и так настроение ни в борщ, ни в армию, а тут еще и ненавистная зима начинается

@настроение: хоть в петлю лезь

@темы: /б/

21:17 

/б/

Nouvelle Vague
Дорогой дневник, давно не писал тебе...
Фу, как гадко и ванильно выходит!
В целом, и повода писать, как такового, и нет... А все из-за Мура, засранца, которому я пообещал не пиздострадать.
В Харькове холодно, мне готично - точнее, дезроково - так упорото-упорото. После похорон второго деда за месяц начались еще более ебанутые сны. Бухать особо не хочется... Йопт, это уже тянет на историю болезни!
В общем, така хуйня, малята

@настроение: оооххх

20:54 

и да...

Nouvelle Vague
Ничего не предвещало беды, и простой сельский парень побрел в поисках сомнительных удовольствий в соседнее село, где был клуб, магазин и женское население старше 13, но младше 60 лет. Возле одного из домов он увидел женщину с красновато-рыжими волосами в свободном темном плаще в пол. Когда она прошла под фонарем, стало видно ее лицо – на вид ей не меньше 60 лет, по щекам текут слезы, странная прическа, полностью скрывающая уши, но ужасно растрепанная, и глаза выглядят пустыми, почти стеклянными, таких глаз даже у наркоманов или алкоголиков со стажем не бывает. Они поравнялись на уровне окон дома, где жил Петрович.
Женщина, язык не поворачивался назвать ее старой, потому что ее походке могли позавидовать даже 20-летние, она будто бы не касалась земли, посмотрела на него и безумно засмеялась, вперемежку с плачем.
- Витька, а ведь правду же говорят! Правду! Хороший мужик… - Она снова рассмеялась. Еще громче. Еще безумнее. Витьку пробрало. Ему вдруг стало дико холодно, ни теплый военный бушлат, ни четверть самогона, ни предвкушение девок, скачущих на шею пограничнику в отпуске, его больше не грели.
- Что, Витька, забыл про яблоки?! Забыл… Мудак ты, Витька!
Его пробрало еще больше.
Откуда она знает про яблоки? Этой истории уже лет пять, не меньше.
Женщина разрыдалась. Схватила его за рукав.
Чувство холода.
Ледяные иглы проходят от руки по венам к сердцу и расплываются по всему телу, пронзая и замораживая.
Бледная кожа женщины почти засветилась. От нее шел холод.
И не было никакого запаха.
В глазах появился хрустальный блеск.
Она отпустила его и, не успокаиваясь, пошла дальше. Оцепеневший Витька стоял и смотрел, как она уходит и растворяется в воздухе. После двух десятков шагов она повернулась и растворилась совсем.
Витька упал.
Очнулся он уже утром в доме своего друга, который протягивал ему стакан самогона.
- На, братишка, похмелись!
Витька подхватился с кровати и вырубил своего дружка методичным ударом в ухо.
- Пошел в жопу! Я теперь даже и капли в рот не возьму!
Ведь все странные события легче всего списать на алкоголь. Он просто не мог поверить, что видел это на самом деле.
Или не видел…
Звонок телефона.
Наглый, настойчивый, пронзительный, мерзкий.
«В прочем, я мало чего потерял. – Сказал про себя парень, отрываясь от подушки. – Сон все равно был какой-то стрёмный…»
Женя старался быть максимально интеллигентным, поэтому удержался от соблазна почесать свою филейную долю. Лишь сжато потянулся и накинул халат.
- Алло… - Сказал он без энтузиазма в трубку.
«…какой мудак еще не умер?»
- Сынок, дедушка умер… - Раздался отстраненный и уставший голос матери.
«Срань господня! Больше так в жизни не скажу!»
- …сегодня ночью…
«…и даже так не подумаю!»
Старик преставился.
Как Евгению Андреевичу не хотелось, но придется ехать в глухомань.
Возможно, даже ночевать там.
А жалко… Все-таки, хороший был дед! Странный, но хороший…
А бабку он не любил. Зачем вообще было брать эту цыганку в дом? Бабушка умерла, да. Самому доживать не круто.
Но не ее!
«Не удивлюсь, если она его отравила…
…хотя… Он болел, а она действительно ухаживала! Я слишком предвзятый!
Плохо быть таким!»
Нажал кнопку на клавиатуре.
Из динамиков закричал Александр Каште.
«Satanas!...
Wir sind die…
Satanas! Amen!»
Большая часть текста оставалась непонятной. В этом и был шарм Samsas Traum.
И Mondsucht!
И Die verbannten Kinder Evas…
Endraum… Elend… Untoten…
И еще двух десятков тегов в плейлисте. Да, Женя не понимал немецкий. Но выбор рандома сначала не показался ему символичным. Теперь есть отмазка от универа на пару дней. Как раз, четверг и пятница. Хорошо бы вернуться в субботу. Чайник на плите. Что же, мать его, такое? Почему какое-то странное предчувствие? Наверное, просто шок. Так много за последнее время свалилось: мать нашла вещества, девушка ушла к иранцу, потерял любимую сережку, какой-то козёл отрезал интернет. И в довершение имеем…
«Надо пойти покурить…»
Чайник закипел и издал пронзительный свист. Яичница аппетитно шипела в небольшой сковородке. Женя налил стакан сока и заварил чай. Усевшись за стол, он задумался, что же сделают его родители с наследством. Дом, земля. Много земли. У черта на рогах! Никаких пьянок с друзьями там не выйдет. Да и Вероника Георгиевна, тьфу!, баба Вера, вряд ли оценит… Ладно, разберутся сами!
Спустя некоторое время приехал папа и забрал его.
«Хорошо ли жить в среднем достатке? Лучше, чем ездить на автобусе!»
Пейзаж за окнами серого семейного автомобиля поражал своим унынием, но внутри было тепло, и скорость приятно чувствовалась на свежем гладком асфальте. Машина въехала на лесной участок трассы. Ноябрь брал свое: черные деревья были практически без листьев. Небо стало пасмурным и тяжелым.
«Отличная декорация для фильма ужасов!»
Впереди ехал грузовик, возможности для маневра не было – пришлось смотреть в сторону, чтоб дурацкая композиция рекламного характера не раздражала. Деревья. Черные стволы на рыжем фоне. Проскакивают. Сложно выделить одно. Они похожи на ребра. Жуть какая!
Небо все тяжелее…
Будто капли свинца, упавшие в ведро с водой, облака.
Они движутся. Сливаются в огромные черные тучи на фоне серого неба. Они так низко. Кажется, что еще чуть-чуть и тот памятник на холме зацепит поднятой рукой тучу. Безликие грузовики куда-то спешат. Женя всматривается в указатели. Белгород, Чугуев. Киев, Полтава. Военное кладбище. Отель. Дергачи, Александровка.
Дергачи, Александровка… Нужный поворот.
Дачи богачей. Даниловка. Огромный гипермаркет на въезде в благополучные, уютные и вылизанные Дергачи. На краю свалки.
Поле. Тут должен был быть аэропорт. И…
…мертвые пустые поля. Как легкие. Пронизанные асфальтовыми или грунтовыми полосками-венами и лесопосадками-артериями.
Машин меньше. А небо тяжелее и тяжелее… Ниже. Темнее. Холоднее.
Страшнее.
Женя ловит себя на мысли, что ему действительно жутко. Плевать! Это всего лишь типичная погода для поздней осени. Ничего опасного не может быть в свинцовом ноябрьском небе. Дождь до него не достанет. Он не намокнет. Не простудится в холодном ливне. Не заболеет воспалением легких. Не умрет. Он не умрет. Он не умрет! Не умрет!
Умрет?! Он умрет? А вот хрен! Евгений Андреевич будет жить всегда назло всяким жлобам!
Еще один взгляд в небо через дымчатую тонировку бокового стекла. «Умрет! Умрет, умрет, умрет!» - гудело в голове. «Умрет! Умрет, умрет, умрет!» - протрещали вороны, испуганные шустриком-Ситроеном. «Умрет! Умрет, умрет, умрет!» - шумел прикуриватель с подзарядкой телефона.
«Умрет! Умрет, умрет, умрет!»
Женя закутался в пальто и натянул шарф на подбородок. Ему не холодно. Он в той ситуации, когда зажимают глаза и натягивают одеяло на голову. Но одеяла нет! Пальто, даже с шарфом, никогда не дадут того чувства защиты от вампиров, оборотней, бешенного Куджо, Буки, призрака отца Гамлета, инфляции и прочих ужасов внешнего мира.
«Умрет! Умрет, умрет, умрет!»
Это было где-то внутри. Тик-так… тик-так! Тик-так!
Ум-рет! Ум-рет…
«Это полный…»
Женя все свалил на синдром отмены. Уже две недели он строго соблюдает трезвый образ жизни. Никаких таблеток! Никакой травы… травы… шмали… драпа… деда…
Никакого деда… нет деда…
«Это все отмена! Да, я отвык трезво видеть жизнь! Ну и черт с ним, что мне сейчас жутко. Подумаешь…» - думал Женя. «Умрет! Умрет, умрет, умрет!» - слышал Женя.
«Это же шизофрения! ME GUSTO!»
Лицо искривилось в сочетании улыбки и попыток изобразить лицо с картинок.
Женя задремал.
Это был скорее даже не сон, а нечто среднее между неглубоким бэд трипом и паническим бездействием. В его сознании эти два состояния сплетались. Взаимопроникали. Его воображение рисовало ужасные картины. Фантасмагоричные. И ужасные. Ужасно фантасмагоричные. Фантасмагорично ужасные.
Машина остановилась.
- Пацан, вставай! Сейчас надо бы венки погрузить…
Голос отца отрезвил Женю. Он встал и начал забрасывать в багажник однообразные венки с надписями шаблона «дорогому … от …» В какой-то момент он осмотрелся. Сельская ритуалка: грязный двор, ржавый автобус, сарай какой-то, хата, выкрашенная в дурацкий цвет, - это офис. Вокруг слоняются двое или трое мужиков бомжеватого вида – то ли носят дрова, то ли просто убивают время. Псина на короткой цепочке аж надрывается. Все это необычно живо, странно, но и слишком буднично. Абсолютно не подходит к жуткому серому небу.
До дома доехали спокойно.
Внутри пахло тяжестью.
Баба Вера во дворе разделывала гуся. Куры дрались с котами за миску крови.
«Твою ж мать! Сколько вокруг смерти!»
Дед в гробу выглядел жалко. Восковая кожа. Запавшие щеки.
Женя поспешил скрыться в другую часть дома. Тут было свежее. И светлее. И маленький пушистый котенок. С ним Женя играл почти да самой ночи.
После скудного ужина на скорую руку пришли старухи.
Они то плакали, то перешептывались.
- Мам, мы едем?
- Останешься! Думаю, твоя помощь пригодится…
Этими словами мать повергла его в глубокий ужас.
Машина уехала. Женя остался.
Он пошел сделать себе чай и застыл.
- Витька Погранец Старуху, говорит, видел!
- Какую?
- Рыжую. Ту, что плачет!
Женя прислушался к разговору двух бабок. Рыжая старуха, которая плачет. Женя вспомнил старую книжку про всякую нечисть. Детская книжка-страшилка, полная страшных рисунков и пересказов баек про привидений, чертей, стригоев и прочих упырей.
Банши.
…в Ирландии, мать твою!
Хотя, а рассказ о старухе-плакальщице с рыжими волосами из той самой книги? Курская область не далеко. Даже совсем рядом.
Слишком уж рядом.
- Говорит, рыдала и смеялась. И холодом от нее веет.
- Давно ее не было!
- И еще бы сто раз по столько не появлялась бы! Не к добру это! Тогда она мор привела на семью Бондаренков – пока все не вымерли, по селу бродила.
- А им так и не явилась ни разу!
Женя сглотнул. Меньше всего ему хотелось, чтоб это повторилось
Повторилось с его участием!
Историю про семью Бондаренко он слышал. Но объяснял ее вполне обыденно – алкоголь. Но больше всего ему хотелось испытать этот ужас – встретить Старуху. Он готов обосраться от страха. Потерять сознание. Пусть у него появится седина.
НО ОН БУДЕТ ЖИТЬ!
- Не переживай! Он старый был…
Голос за спиной дрожал, но был довольно дружелюбным. Витька Погранец. Тот самый.
- …и хороший! Никому ничего плохого не делал… И в Старуху не верь! Это сука эта трухлявая сэм на мухоморах настаивает!
Витька рассказал, что Олег Петрович долго болел, что, впрочем, и так Женя знал, и не удивительно, что он все-таки преставился.
Витька попрощался и ушел.
Женя долго не мог заснуть. Ему мерещились какие-то свечения в другом конце села.
«Да, этот домина на отшибе, хоть и не замок Дракулы, но тоже располагает!»
До него доносились голоса старух.
Женя еле заснул. Странный сон.
Утром, точнее уже на похоронах, Женя узнал, что Витька вчера повесился.
День прошел в стандартной суете. Ничего необычного не случилось. Соседка все время вела себя мало адекватно, суетилась и делала выговоры по поводу подготовки. А еще на всех дула. Мать то плакала, то оживленно беседовала со стариками по поводу политики. Женя наблюдал за котами и старался вникнуть в традиции.
Дед в гробу изменялся с каждой минутой: кожа становилась все более желтой, появились пятна и отросла щетина. Приехал старый грузовичок – УАЗ, вроде. Старый ковер простелили в кузове и вынесли гроб.
В уголках глаз покойника выступили красные капельки. Казалось, он плачет вместе с пришедшими.
Четверо местных алкоголиков в грязных бушлатах взвалили гроб на плечи и поставили на коврик в кузове. Соседка продолжала на всех дуть. Люди стали полукругом в натянутом молчании. Кто-то читал молитву. Кто-то всхлипывал. Соседка дула. Коты уселись на заборе и не отводили глаза от гроба.
Машина поехала.
Люди двинулись за ним.
Из выхлопной трубы вылетали синие облака, пахло соляркой и разложением.
Все шли очень медленно и спокойно.
Под холодным свинцовым небом.
Кладбище по всем канонам жанра «хоррор» расположилось на холме за селом среди жутковатых осыпавшихся деревьев. Горка глинистой почвы и двухметровая яма были под старым дубом, рядом с могилой жены.
Гроб поставили рядом. Принялись развязывать веревки, которые странная соседка пыталась все время умыкнуть.
Изо рта мертвеца потекла красная струйка.
Попрощались. Забили. Опустили. Засыпали.
Отправились домой поминать в гробовой тишине.
Под зловещим свинцовым небом.
Поминки проходили как обычно. Ничего интересного даже для этнографа не случилось. Казалось, пора собираться и уходить.
Пришел участковый.
- Витька повесился ночью!
Женю передёрнуло. Он был последним, кто видел его живым?
- Смерть наступила около 22.00…
Женя обомлел.
«КАК??? Я же примерно в это время говорил с ним! Быть такого не может!»

@музыка: нойе дойче тодескунст разный

@темы: хоррор

13:28 

Толерантность

Nouvelle Vague
Вчера трындю на анимке со своей бывшей тян, попутно выискивая алкоголь:
Она: "Вот, я теперь с негром встречаюсь - на меня все так с укоризной палят"
Я: "Ну, у нас люди нихуя не толерантные, меня все из-за пирсы и прически пидром называют и все такое..."
Мимо проходит пьяный Кель.
Кель: "Негры, китайцы, пидары, викинги - один хуй! Все люди - мудаки и их надо убить!"

@музыка: Super Heroines

@настроение: охрененное - я купил пальто и харды на 6 мм))

@темы: жизненное

12:33 

Люди-боги

Nouvelle Vague
Я восторгаюсь некоторыми людьми. Например, Микатой. Маленькая, нескладная девочка, которая сильно хочет быть мальчиком. Ее готовность делать все, чтоб это было так. Вчера она трепала и поливала чернилами тетрадки, чтоб быть «более мальчиком». Так умиляет ее стремление и целеустремленность, даже не смотря на глупость этих попыток и их исполнения. По-моему, многим надо учиться у нее следовать мечте. Я даже улыбался, не смотря на дичайшее похмелье и желание спать.
Еще я восторгаюсь Арчи. Это существо умудряется настроить против себя большую часть окружающих, при этом не получать по щщам и даже извлекать из них гешефт. И круто нырять в фонтан))
Я все-еще продолжаю удивляться образу жизни нашего любимого Фабило. С улитками, фенечками и эмбиентом. Все-еще не могу этого понять.
И Галя, супервайзер из рекламного агентства. Тоже гениальный человек. Как ей удается располагать к себе людей так? С плохой и не постоянной зарплатой, дебильной формой, тяжелым распорядком. И все-равно ее все любят.
Список можно продолжать еще очень долго: Мур, Полина, мой угарный папаша, преподша по английскому (она крутая: вегет и шарит в музыке), и т.д. и т.п.

@темы: люди

12:29 

Дичайший угар в пучине анимки и «Жары», например

Nouvelle Vague
Почему-то мне кажется, что меня где-то наебали… И что пора бросать пить! Я хрен помню, сколько я выпил, но перебрал основательно. Еще Вердж, сукин сын, меня спаивал до двух часов ДНЯ!!!!
Я пытался наебать своего отца, выдавая какую-то свистоперделку за свою тян, чтоб вымутить бабок. Надо теперь как-то соврать ему, почему мы «посрались».
Еще на почве неуемного потребления алкоголя у меня опять случился клин на мужиков. Причем, ну нахуй вспоминать… Главное, чтоб остальные акторы забыли. На тян меня тоже тянуло и даже успешно тянуло.
Чуваки, в следующий раз либо отправьте меня домой, либо таки идите со мной в клубешник.
В целом, это забавно. Но пить надо таки меньше. Ибо да…
А еще меня посетила гениальная мысль: надо завести себе тян, забить на тусовку. Сидеть целыми днями дома, потягивая вермут с тоником и черным шоколадом, или где-то еще жевать сопли. Но, так или иначе, это поможет мне меньше угорать.
И да, найдите мне вписку! Я опять поругался с матерью в пучине угара.

@музыка: индустриал

@настроение: какое в топку настроение?

@темы: тусовки, угар

12:23 

Начинаю писать запутаный и унылый роман... Глава 1

Nouvelle Vague
Ветер качал тонкие ветви старого дуба. Толстые – не поддавались, они были крепкие, как Мстислав, прадед Велемира, основавший под этими ветвями маленькое домашнее капище Рода. Пересвета принесла к кумиру охапку желтого ячменя. Уже третий урожай вырастила она сама.
Три года прошло с тех пор, как Велемира угнали печенеги. Она мысленно плюнула на то место, где упал печенег, выбитый ее мужем из седла. Он тогда схватил его саблю и убил еще двоих. Там, где разлилась их грязная кровь, теперь не растет трава. Роду, наверное, не понравилась вражья кровь перед своим кумиром.
Пересвета развела огонь. Надо воздать Роду благодарность за то, что она еще год будет сыта. На светло-синих глазах выступили слезы.
- Здравствуй, девица!
Она подняла глаза. Невысокий старик в длинной холщовой рубахе опирался на посох с резьбой: фиалками, колосьями и Чуром. Старик улыбался глазами. Паутинками морщин.
- Вносишь требу?
- Да, только не девица я, а вдова.
Пересвета опустила глаза.
- Ты не вдова! Отрежь побег от дуба и посади, когда приживется – вернется Велемир, а когда станет дубок крепчать – я приду за своим учеником, Радославом.
Пересвета почувствовала замешательство, как тонкую ткань на коже.
- Ты родишь сына, назови его Радославом. А теперь давай я помогу тебе внести требу.
Пересвета обозлилась. Как смеет какой-то старик говорить такие вещи?! Кто он вообще такой? Странствующих волхвов много, но ни один не позволял себе таких наглостей. Кто знает, где сейчас Велемир: у греков, или давно мертв? Или забыл… Нет! Хотя, а откуда ему известно имя?
- Дедушка, а откуда ты знаешь…
- Имена? Мне Родушко подсказал. Привел сюда. Давай я тебе помогу.
Пересвета и старый волхв разожгли костер. Дым от охапки колосьев и сухих трав из сумки волхва. Зашелестели дубовые листья. На мгновение Пересвете показалось, что кумир улыбнулся и кивнул. Волхв что-то шептал. Старый ворон присел на ветку. И посмотрел на волхва.
- Проходи в мой дом, дедушка. У меня должен уже дозреть отличный квас. Да и ты устал-то с дороги.
- От чего бы и не зайти, Пересвета?
Уже в избе она поставила на стол горячую кашу и кувшин кваса. Волхв хотел что-то заговорить, но Пересвета перебила его.
- А откуда ты знаешь имена наши?
- Я ведун или не ведун? Мне иначе нельзя, много людей веру предков забывают, вот я и развлекаю их так, одновременно и на путь наставляю.
После они высадили тоненькую веточку в землю возле дома. И волхв ушел.
Ветер также шевелил листья. Теперь Пересвета знала, что это голос Рода. Старый ворон долго смотрел на нее. Когда стемнело и она ушла, ворон сорвался с дуба и полетел на юг, чтоб привести Велемира домой. Домой из далекой Греции.

Князь Аскольд спустился с коня. Зачерпнул воду из Днепра шлемом и сделал большой жадный глоток. Из Киева доносился шум и запах города. К нему подошёл варяг с тяжелым мечем в руке. Аскольд посмотрел на ладью. Вои спускались на родную землю, гремели кольчугами. Усобица закончилась. Вятичи не противились против Киева. Варяг посмотрел на князя взглядом голодного пса.
- Чего тебе, Ольг?
- Почему мы не сражались?
Аскольд вздохнул.
- Мы – славяне.
- Варяга кормит меч!
- А нас – мать земля…
Ольг напрягся. Заскрипели его зубы.
- Ольг, повезешь мед в Царьград. Подарок императору.
- Зачем ему мед? Ему нужна твоя земля! Он покупает твоих людей у кочевников!
Аскольд вздохнул. Еще глубже и тяжелее.
Варяг поднял меч и ударил князя. Варяжский воевода Рюрик стал новым правителем. Так началась эпоха нового бога – Перуна.

Радослав зашел в княжью палату и поклонился Олегу.
- Княже, почему ты попрал Рода и учишь народ требы Перуну нести? Неужто не знаешь, что смерды Перуна не чтут? Это дружины бог.
Олег плотоядно улыбнулся.
- Ты молод еще, волхвом тебя считать не могу! Прочь с глаз моих!
Бояре рассмеялись и покосились на Радослава. Им стало интересно, кто он. Крепкий и молодой, ему бы меч и кольчугу, а не посох нести. Больше бы таких в дружине! Давно был бы растоптан кулаком русичей и варягов алчный Царьград.
- Княже, пахарь чтит светлого Ярилу и Даждьбога Сварожича, пастух – рогатого Велеса, жены семейные – Мокошь, дружина – Перуна. Но всем Род голова. Он от Мары нас хранит, он привечает в Ирье навий дедов наших. Он – источник Стрибогова ветра, тепла Ярилы.
- Чушь ты речешь! – Крикнул бородатый грек. – Иисус Христос – бог наш!
- Бог ваш! – Крикнул рыжебородый варяг. – Наши боги, Один, Тюр и другие – славные воители! Они сильнее любого дохлого жида!
В палатах назревала ссора.
- Перуну требу возносить надо!
- Язычники, примите Христа!
- Я тебе сейчас ноги вырву, винный бочонок!
- Чернигов Семаргл хранит!
- Язычники! – Успел прокричать грек, когда варяг выбрасывал его в окно.
- Хватит! – Крикнул воевода Мечеслав и топнул ногой. – Пусть каждый чтит богов своих, но и чужих не притесняет.
Олег посмотрел на него. Так пристально, что казалось, будто кольчуга сейчас лопнет. Мечеслав был воеводой и телохранителем князя, не очень любимого киевлянами. Олег ценил его за мудрость и удивительную силу – воевода рвал руками византийские кольчуги, как капустные листья. Мечеслав был на несколько лет старше князя и нередко давал дельные советы, но все же Олега это смущало и иногда бесило.
- Не время ссориться! – Крикнул князь. – Свеавальд, спасибо, что ты выбросил этого пьяницу. Пора говорить о делах.

@музыка: разная

@настроение: разное

@темы: творчество

12:20 

Прочитай это! Обращение к здоровым, мыслящим и адекватным людям.

Nouvelle Vague
Люди, будьте людьми! Каждый год по статистике только в США убивают 2.5 миллиона здоровых, прекрасных котят, щенков и других домашних животных, только потому, что им не нашлось хозяев. Это только в США, и только официальная статистика из ветеринарных учреждений. В Украине такая статистика не ведется! Никто не знает истинных масштабов убийства животных. И самое ужасное то, что способ убийства животных отличается от гуманного в ветеринарных клиниках: закапывание в землю или утопление ЖИВЫХ созданий.
Задумайтесь, перед тем, как отказаться от стерилизации. Ваши животные проживут дольше, счастливее, если Вы их стерилизуете! Не принимайте участие в Холокосте, стерилизуйте своих животных!
Заранее, огромное Вам спасибо от ваших животных!

@темы: защита животных

21:54 

Тащемта я придумал себе идеал тян! Мне одному это кажется забавным?

Nouvelle Vague
Такие поведенческие характеристики:
- тоже использует Виртуал ди-джея вместо винампа – чтоб подстроить звук под себя на все 100500%;
- не спит под одеялом (это два самых важных фактора);
- не ест мясо и рыбу;
- не любит сопливые фильмы;
- носит УДОБНОЕ белье (о да! Я – дичайший извращенец);
- считает лучшим объектом просмотра вдвоем «Бегущий по лезвию» и «Алита: Боевой ангел» (а не полные гуро ужастики или какую-то пародию на комедию или драму);
- не оставляет следы от пудры или тонака на черной рубашке (все-равно все прыщи видно);
- НЕ КУСАЕТ И, БЛЯДЬ, НЕ ДЕРГАЕТ ЗА ЛАБРЕТЫ В ГУБЕ!!!!!!!
- считает готню на немецком романтичной;
- курит обычные не ароматизированные сигареты (и делится со мной);
- не любит сладкое вино;
- любит панк-концерты и хардстайловые тусовки;
- не любит кинотеатры и ниибацца интеллектуальные перфомансы;
- носит очки, если хреново видит, а не потому что это модно;
- не употребляет слово «фотосет» чаще двух раз в месяц;
- читает хорошие годные умные книги (мой прадед Авраам тут совсем не причем);
- поддерживает нормальные отношения с родителями (или молчит о плохих);
- умеет играть в нарды;
- не красит губы;
- имеет организаторские способности, дабы направлять на интересное времяпровождения;
- не страдает приступами панического кавая при виде маленьких детей/котов/собак;
- не тормозит перед каждой витриной с одеждой;
- нормально реагирует на людей, не бросается Полине на шею, не страдает социофобией или, наоборот, гиперсоциальностью;
- не обсуждает своих подружек и их трагедии.

Внешних требований мало:
- разница в росте не больше 10 сантиметров плюс/минус;
- оригинальная прическа;
- ненарощеные ногти/волосы/ресницы;
- одежда без абсурдностей и пошлостей вроде уггов или штанов-мешков.

@музыка: транс

@настроение: обыденное

18:54 

Моя религия)) раз это так модно

Nouvelle Vague
Похожа чем-то на индуизм: три главных бога:
Ептанах - бог творения и обновления;
Данупох - бог стабильности и постоянства;
Нуйвонах - бог разрушения.

Геннадий Адольфович и Михаил Маркович - негативные персонажи, отображают абсурд, подебльность и прочую хуиту.

Менее значительные боги:
существуют, их тысячи, но все они предстают лишь частью вышеуказанных, например:
Пичальбида - богиня тоски и уныния, ипостась Данупоха;
Трэшугар - сомнительное божество, я не знаю, что оно делает, но это позитивная сторона Нуйвонаха;
Охуенчик - это вестник всех хороших приобретений, ипостась Ептанаха.

Задрочества по поводу их имен моя религия не приемлит:3

16:14 

Забавное страдальческое настроение такое...

Nouvelle Vague
Вроде бы и повода никакого нет... страдание вызваное одиночеством Просто так, захотелось немного побыть сентиментальным типа недоеб скоро осень, лето просрано в попойках и работе. Соскучился по некоторым людям вроде той же Стасе, не смотря на то, что она испорченая мажорная наркоманка, но с ней было забавно: пили водку с дульца и трындели про всякий бред. По Фабуле, который сцуко куда-то пропал. По Полине не испорченой Крекером. По своему дурному двоюродному братцу. По тупым одногруппницам, которых приводил в панический ужос рассуждениями о БДСМ и каннибализме. Даже по Авангарду... Еще по Данилу!

Вчера видел Пошляка, он сильно изменился, хотя такой же мудак))

Еще скучаю по готосходочкам старого образца: с угаром и немецким клубняком на набережной...
По пиву на улицах и нормальному куреву по 5 украинских шекелей

Тащемта раньше и вода была зеленее и тролли толще))

@музыка: транс какой-то

@настроение: рабочая меланхолия

@темы: люди уже не торт

черная-черная, мрачная-мрачная хрестоматия дурацкостей

главная